РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница

— Да и куда идти-то?

— РўС‹ даешь! Да РЅР° всех РіРѕСЂРѕРґСЃРєРёС… досках, Сѓ всех станций метро без конца: «Приглашаем», «Проводится набор», «Открывается секция». Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаўС‹ что, РЅРёРєРѕРіРґР° РЅРµ видел таких объявлений?

— Видел, конечно.

— Р? что же?

— РџРѕ-разному. РўРѕ телефон забуду, то ручки нет, чтобы адрес записать… РћРґРёРЅ С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂР°Р· совсем собрался было…

— Ну и?..

— Да как-то… застеснялся. Орликов громко расхохотался:

— РќСѓ СѓР¶ РЅР° РєРѕРіРѕ, РєРѕРіРѕ, Р° РЅР° застенчивого СЃРєСЂРѕРјРЅРёРєР° ты совсем Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЅРµ РїРѕС…РѕР¶. Скорее, РЅР° лентяя Рё оболтуса.

— Знаешь что, ты все-таки…

— РќРµ обижайся. РЇ РїРѕРЅСЏР». РўС‹ РёР· тех, РєРѕРіРѕ надо взять Р·Р° ручку, повести Рё ткнуть РЅРѕСЃРѕР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницај.

— Никуда не надо меня водить! Вышел из этого возраста!

— РќРµ ерепенься. Затра покажу тебя нашему Нилычу. Парень ты крепкий, кажется, СЃ характером, РѕРЅ тРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница°РєРёС… любит, если, конечно, дурака валять РЅРµ будешь.

— Это еще что за Нилыч такой?

— Мой тренер. Федор Нилович Кубин. Слыхал?

— Не-а.

— Р’РѕС‚ темнота! ДРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница° РѕРЅ совсем недавно еще сам выступал. Р? как выступал! Считался РѕРґРЅРёРј РёР· лучших средневиков страны. Сейчас уже, конечно, окончательно ушел РЅР° С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‚ренерскую. Кучу классных парней выучил.

— Р? тебя РІ том числе?

— Ну и меня, наверное. Завтра в пять у моего подъезда. Договорились?

— Ладно, РїСЂРёРґСѓ, РїРѕСЃРјР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕС‚СЂРёРј.

— Форма какая-нибудь спортивная найдется?

— Уж как-нибудь.

— Ну пока. У меня еще на сегодня куча дел.

РўРЈРЕЦКР?Р™ Р’ РЎРђРќРљРў-ПЕТЕРБУРГЕ

Поезд РјСЏРіРєРѕ РїР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕРґРїР»С‹Р» Рє перрону, Рё вечно торопящиеся пассажиры уже рванули Рє дверям вагона, РЅРѕ Александр Борисович Турецкий РЅРµ спешил. Если РїРѕ правде, то РѕРЅ лукавил, РіРѕРІРѕС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂСЏ СЃРІРѕРёРј товарищам, что отбывает РІ Питер знаменитой «Стрелой». РЎ точки зрения представительства это было Р±С‹, конечно, правильно — естественнРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕ, что помощник генерального РїСЂРѕРєСѓСЂРѕСЂР°, государственный советник юстиции третьего класса Рђ. Р‘. Турецкий должен передвигаться между РњРѕСЃРєРІРѕР№ Рё РЎР°РЅРєС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‚-Петербургом исключительно РЅР° «Красной стреле», Рё никак иначе, — так РІРѕС‚, это было Р±С‹ РІРѕ всех отношениях правильно, РЅРѕ РЅРµ вполне логично РІ плаРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЅРµ личного удобства: СѓР¶ больно рано прибывает РІ имперскую столицу этот самый знаменитый, прославленный поезд. «Там же, блин, РІ этой промозглоРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страниц๠Северной Венеции, Р·РёРјРѕР№ светает только РІ полдень, Рё притом сразу же начинает СЃРЅРѕРІР° темнеть, — рассуждал Турецкий. — „Стрела“ РїСЂРёС…РѕРґРёС‚ РІ РІРѕСЃРµРјС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЊ СѓС‚СЂР° — это же еще темная ночь Рё только пули свистят РїРѕ степи! РўСЊРјР°-тьмущая! Рђ главное, Рё делать-то РјРЅРµ там РІ такую рань абсолютно нечегРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕ: люди искусства РІ эти часы еще РЅРµ принимают следователей РёР· прокуратуры. РћРЅРё РјРёСЂРЅРѕ почивают Рё набираются творческих СЃРёР» Рё энергии».



Таким образом, РїРѕРјРѕС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‰РЅРёРє генпрокурора выехал РёР· РњРѕСЃРєРІС‹ скромным «Афанасием Никитиным», впрочем, РІР·СЏР» себе РЎР’, Рё СЃ вполне приемлемым комфортом достиг Санкт-Петербурга, РїР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕРґР°СЂРёРІ себе РїСЂРё этом лишний час СЃРЅР°.

Встреча СЃ РіРѕСЃРїРѕРґРёРЅРѕРј Райцером была назначена РЅР° десять утра. Турецкий РІР·СЏР» такси Рё доехал РґРѕ ГостинРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕРіРѕ Двора, Р° оттуда, поскольку время еще было, решил пешком прогуляться РґРѕ Р?саакиевской площади. Мировая знаменитость жила именно там, причем РЅРµ иначе как РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница РІ «Англетере». Р—РёРјРЅРёР№ Петербург Александру Борисовичу нравился: было что-то сказочное РІ этом РјРѕСЂРѕР·РЅРѕРј оцепенении каналов, будто РєС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‚Рѕ-то там, наверху, играл РІ детскую РёРіСЂСѓ «замри-отомри», Рё РІРѕС‚ РІРѕРґС‹ РњРѕР№РєРё замерли, покрывшись РєРѕСЂРєРѕР№, РґРѕ весны. Да, было РІ этом что-то сказочное, РЅРѕ сказка РїРѕР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница»СѓС‡Р°Р»Р°СЃСЊ невеселая: РІ десятом часу только еле-еле светало, Рё эти утренние сумерки навевали РЅР° Турецкого тоску.

«А РЅСѓ-РєР°, Александр Р‘РѕСЂРёСЃС‹С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‡! Ать-РґРІР°, равняйсь-СЃРјРёСЂРЅРѕ! РќРµ раскисать! Вам еще головой работать. Р? РЅРµ вздумайте мечтать Рѕ завтраке, это — только после разговора СЃ РіРѕСЃРїРѕРґРёРЅРѕР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страниц༠британским гастролером».

Райцер Турецкому понравился. Ничего звездного, никакой дистанции. Нет, конечно, понятно было, что цену мировая знаменитРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕСЃС‚СЊ себе знала, РЅРѕ держалась запросто, РїРѕ-СЃРІРѕР№СЃРєРё.

— Господин Райцер, РІРѕ-первых, СЏ, как лицо официальное, — начал Александр Борисович очень серьезРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЅРѕ, — хочу выразить СЃРІРѕРµ сожаление Рѕ случившемся. РњС‹ примем РІСЃРµ возможные меры…

— Да-РґР°, спасибо, СЏ вас РїРѕРЅСЏР». Только давайте РґРѕРіРѕРІРѕСЂРёРјСЃСЏ РѕР±С…РѕРґРёС‚СЊС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЃСЏ без РіРѕСЃРїРѕРґ, — Райцер протянул Турецкому СЂСѓРєСѓ, — меня Р·РѕРІСѓС‚ Гера. Можно Геральд Викторович.

— Рђ меня Саша, — РЅРµ растерялся Турецкий, пожимая РїСЂРѕС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‚янутую СЂСѓРєСѓ. — Можно Александр Борисович.

— Р?так, официальные слова РІС‹ уже сказали, СЏ РІСЃРµ РїРѕРЅСЏР» Рё РїСЂРёРЅСЏР». Давайте Рє делу, поскольку времени Сѓ меня, Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕС‚кровенно РіРѕРІРѕСЂСЏ, немного. Р’ без четверти одиннадцать Р·Р° РјРЅРѕР№ пришлют машину.

— РЇ РЅРµ отниму Сѓ вас РјРЅРѕРіРѕ времени. Р’ сущности, — Турецкий Р·Р°РїРЅСѓР»СЃС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЏ, — РІ сущности, Геральд Викторович, СЏ хотел задать вам РѕРґРёРЅ-единственный РІРѕРїСЂРѕСЃ.

— Задавайте.

— А почему именно ваша скрипка?

— Простите?

— РќСѓ почему С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЌС‚Рё РїРѕРєР° что еще неизвестные нам злоумышленники похитили именно вашу СЃРєСЂРёРїРєСѓ? Ведь, СЏ полагаю, РІ РРѕСЃСЃРёРё есть РґСЂСѓРіРёРµ инструменты работы Страдивари? РљР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница°Рє РІС‹ считаете?

— Ну… СЏ специально этот РІРѕРїСЂРѕСЃ РЅРµ изучал, РЅРѕ безусловно СЃРєСЂРёРїРєРё Страдивари РІ РРѕСЃСЃРёРё есть… так, навскидку, СЏ думаю, штук двадцать РЅР°Р±РµСЂРµС‚С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЃСЏ — Сѓ видных солистов, включая того же Юрия Владимирского, Сѓ концертмейстеров ведущих оркестров. РќР° РѕРґРЅРѕР№ РёР· РЅРёС… СЏ доигрывал тот самый концерт, Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЅР° котором РІСЃРµ произошло.

— РЇ забыл вам сказать, что был РЅР° вашем РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРѕРј концерте. РњРѕСЏ СЃСѓРїСЂСѓРіР°, РѕРЅР° сама музыкант, приобщает меня Рє культурРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµ, — Турецкий улыбнулся, — СЏ получил РѕРіСЂРѕРјРЅРѕРµ удовольствие Рё даже РЅРµ подозревал РѕР±Рѕ всей этой произошедшей драме. Р’С‹ играли после перерыва, как будтРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницྠничего РЅРµ случилось.

— Спасибо.

— Так что СЃРєСЂРёРїРєСѓ увели, можно сказать, буквально Сѓ меня РёР·-РїРѕРґ РЅРѕСЃР°, — печально констатировал Александр. — РќРѕ Рє РґРµР»С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѓ! Почему именно Сѓ вас?

— Р’С‹ думаете, что кто-то хотел насолить лично РјРЅРµ? Что Р¶, это возможно. РЇ РЅРµ ангел. РЈ меня РЅРµ самый лучший РІ РјРёСЂРµ характер, Рё РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница, возможно, кто-РЅРёР±СѓРґСЊ РІ РњРѕСЃРєРІРµ — РёР· числа старых знакомых, полузнакомых, или незнакомых — считает, что СЏ его чем-то обидел. Где-то РєРѕРіРґР°-то РєРѕРјСѓ-тРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницྠнаступил РЅР° некую мозоль — РґР°, РІСЃРµ может быть. Р’С‹ что же, считаете, это может быть месть?

— РЇ считаю, что если кто-то хотел завладеть просто СЃРєС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂРёРїРєРѕР№ Страдивари — ради самого Страдивари, — то РЅРµ нужно было дожидаться приезда знаменитого Райцера, РІСЃРµ можно было сделать тихо Рё просто, РїР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕ-домашнему. Разве РЅРµ так?

— Хм… Звучит чертовски логично!

— А вы не можете предположить, кто именно хотел бы свести с вами счеты?

— Понятия РЅРµ имею. РЇ РІР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµРґСЊ коренной РјРѕСЃРєРІРёС‡, СЏ РІ этом РіРѕСЂРѕРґРµ вырос Рё учился, общался СЃ огромным количеством людей, РјРЅРѕРіРёС… РёР· которых, честно РіРѕРІРѕСЂСЏ, уже просто РЅРµ РїРѕРјРЅСЋ.

— Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница•СЃС‚СЊ Рё РґСЂСѓРіРѕР№ вариант: что дело РЅРµ РІ вас лично, Р°, собственно, РІ вашей СЃРєСЂРёРїРєРµ. Может быть, РІ ней самой есть что-то особенное?

Райцер, РґРѕ этого СЂР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница°СЃС…аживавший туда-СЃСЋРґР° РїРѕ своему люксу, РІ котором РїСЂРѕРёСЃС…РѕРґРёР» РёС… разговор, внезапно остановился Рё захохотал.

— Надо же! Забавно. Буквально РЅР° РґРЅСЏС… СЏ С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂР°СЃСЃРєР°Р·С‹РІР°Р» это Юрке Владимирскому.

— Что именно?

— РЈ этой СЃРєСЂРёРїРєРё действительно есть СЃРІРѕСЏ история, Рё даже очень непростая. РћРЅР° досталась РјРЅР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµ РѕС‚ лорда Нэшвилла, точнее, после его смерти РјРЅРµ ее продала леди Элизабет. Рђ Нэшвиллы, РІ СЃРІРѕСЋ очередь, выкупили инструмент Сѓ некоего эмигранта, бывшегРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницྠбелогвардейского офицера.

— У белогвардейского офицера? Так-так, интересно. Кто он такой? Вам известна его фамилия? — уточнил Турецкий.

— Точно РЅРµ РїР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕРјРЅСЋ, РЅРѕ что-то такое… РЅСѓ помните, как Сѓ Чехова: «лошадиная фамилия»? Рђ Сѓ этого какая-то плодово-ягодная. РџРѕ-моему, Грушинский.

— Продолжайте, ГерРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница°Р»СЊРґ Викторович. Откуда же взялась такая вещь Сѓ бедного эмигранта?

— Этот офицер, как РјРЅРµ рассказывал лорд Нэшвилл, вывез ее РёР· РРѕСЃСЃРёРё, РєРѕРіРґР° сам бежал РёР· РљС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂС‹РјР° РІ Стамбул. РќСѓ, РІС‹ «Бег» Булгакова помните? Р’РѕС‚, РІРѕ всех этих самых известных нам РїРѕ книгам эмигрантских скитаниях РѕРЅР°, СЃРєСЂРёРїРєР°, СЏРєРѕР±С‹ была его верной спутницРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµР№. Р? несмотря РЅРё РЅР° какие беды Рё невзгоды, РѕРЅ ее РЅРµ продал, привез РЅР° Британские острова, правда, нельзя сказать, что РІ целости Рё сохранности, РІСЃР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницൠже такая непростая судьба…

— Он был музыкант?

— Едва ли. Но точно я этого не знаю.

— А скрипка принадлежала ему? Откуда же она ему досталась?

РР°Р№С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница†РµСЂ развел руками:

— Рђ РІРѕС‚ РѕР± этом история умалчивает. Факт то, что офицер СЃРєСЂРёРїРєРѕР№ очень дорожил, Рё лорду Нэшвиллу СЃ трудом удалось уговорить его РїСЂРѕР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаґР°С‚СЊ инструмент. Как СЏ понимаю, главным аргументом было то, что Страдивари после всех передряг нуждался РІ срочном ремонте, РЅР° РєРѕС‚РѕСЂС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‹Р№ Сѓ этого самого Грушинского, или Грушина, денег, конечно, РЅРµ было.

— Как РІС‹ считаете, возможно такое, что кто-то РёР· родственников таинственного Р“СЂСѓС€РёРЅС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЃРєРѕРіРѕ хочет таким РІРѕС‚ странным путем вернуть себе семейную реликвию? РђР±СЃСѓСЂРґРЅРѕРµ, конечно, предположение, РЅРѕ РІС‹ РІСЃРµ же подумайте.

— РќРµ думаю, чтРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕ Сѓ него остались родственники. Хотя… — Райцер задумался.

— А что с ним вообще сталось? — спросил Турецкий.

— Р’СЃРєРѕСЂРµ после продажи СЃРєСЂРёРїРєРё РѕРЅ исчез РёР· РїР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕР»СЏ зрения. Р’СЂРѕРґРµ Р±С‹ его убили РІ какой-то кабацкой драке.

— Р?нтересная фигура этот ваш Грушницкий. Рђ нельзя ли РІСЃРµ-таки уточнить его плодово-овощную фРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница°РјРёР»РёСЋ? РњРЅРµ кажется, что РІ его биографии может скрываться ключ Рє разгадке.

— РЇ должен спросить Сѓ леди Элизабет Нэшвилл, возможно, Сѓ нее это РіРґРµ-то записРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница°РЅРѕ. Позвоните РјРЅРµ завтра вечером РІ Лондон. РЇ вам дам номер своего мобильного.

— Спасибо. Рђ теперь расскажите еще раз, как РІСЃРµ это произошло. РЇ РёРјРµС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЋ РІ РІРёРґСѓ похищение. Понимаю, что РІС‹ уже РјРЅРѕРіРѕ раз излагали эту историю, СЏ тоже читал протокол, РЅРѕ РјРЅРµ важно услышать это лично РѕС‚ вас.

— Хм… Рассказывать-тРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницྠособенно нечего. РњС‹ отыграли концерт Бетховена, довольно неплохо, СЏ был доволен. Прошел Рє себе, РІ артистическую комнату, немного отдРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕС…РЅСѓР». Потом пошел РІ зал послушать кусочек «Леоноры», ее играл оркестр РІ конце первого отделения.

— Помню, — кивнул Александр.

— РђС… РґР°, РђР»РµРєСЃР°РЅРґС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂ Р‘РѕСЂРёСЃРѕРІРёС‡, — улыбнулся скрипач, — СЏ ведь Рё забыл, что РІС‹ были РЅР° концерте.

— Продолжайте, — произнес Турецкий без улыбки. — Постарайтесь ничего РЅРµ С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѓРїСѓСЃС‚ить. Р’С‹ заперли комнату?

— Да, конечно. Там же инструмент!

— Сколько вы отсутствовали? — быстро спросил Турецкий.

— Совсем недолго. Пять РјРёРЅСѓС‚, Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЅРµ больше.

— То есть вернулись раньше, чем закончилось первое отделение?

— Конечно. РЇ услышал то, что хотел: оркестр Рё дирижер прекрасно исполРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЅСЏСЋС‚ эту бетховенскую увертюру. Впрочем, СЏ РІ этом Рё РЅРµ сомневался.

— Так. Когда вы вернулись, комната была заперта на ключ?

— Да, — твердо ответил РР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница°Р№С†РµСЂ.

— Точно? Вы уверены? — Турецкий пристально посмотрел на него.

— Да, абсолютно точно. РЇ вообще РЅРµ РёР· мнительной РїРѕСЂРѕРґС‹: РЅРµ РІРѕР·РІСЂР°С‰Р°СЋС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЃСЊ РїРѕ пять раз проверить, выключил ли СЏ утюг Рё запер ли дверь. РџРѕРјРЅСЋ такие вещи четко Рё сразу замечаю, если что-то РЅРµ так. Дверь была заперта.

— Что измениРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница»РѕСЃСЊ РІ комнате? — СЃРЅРѕРІР° быстро СЃРїСЂРѕСЃРёР» Александр.

— Все было в точности на своих местах. Только скрипичный футляр был открыт.

— Рђ РІС‹ РѕСЃС‚Р°РІР»С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЏР»Рё его закрытым? Р’С‹ всегда его закрываете?

— Как правило, да. В этот раз помню, что закрыл и защелкнул замки.

— Футляр запирается?

— Там есть замочек, Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЅРѕ РІ тот раз СЏ РёРј РЅРµ воспользовался, поскольку РЅРµ видел РІ этом смысла. Может, это наивно СЃ моей стороны, РЅРѕ, РїРѕ правде сказать, СЏ никак РЅРµ ожидал такого В«СЃС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЋСЂРїСЂРёР·Р°В».

— Послушайте, Геральд Викторович, СЏ хочу вам задать такой довольно традиционный РІРѕРїСЂРѕСЃ: РЅРµ показалось ли вам что-то подозрительРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЅС‹Рј? Погодите, РЅРµ отвечайте. — Турецкий сделал РјСЏРіРєРёР№ жест СЂСѓРєРѕР№. — РЇ РѕР±СЉСЏСЃРЅСЋ вам, что СЏ имею РІ РІРёРґСѓ. Р’С‹ — человек острого Рё притом аналитического СѓРјР°. Так РјРЅР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницൠпоказалось.

Райцер осклабился.

— РЇ серьезно Рё РЅРµ для комплимента. Так РІРѕС‚, РјРЅРµ РЅРµ нужно, чтобы РІС‹ начинали сейчас анализировать Рё строить РІР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµСЂСЃРёРё, пытаясь РјРЅРµ помочь. Меня интересует РЅРµ ваш острый аналитический СѓРј, Р° ваша интуиция. Голые чувства. Постарайтесь сейчас полностью СЂР°СЃС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЃР»Р°Р±РёС‚СЊСЃСЏ Рё ответить РЅР° РјРѕР№ РІРѕРїСЂРѕСЃ. Нет, точнее, даже РґРІР° РІРѕРїСЂРѕСЃР°, поскольку СЏ хочу РёС… разделить. Р?так, «а» — РЅРµ показалось ли вам что-то РїРѕРґРѕР·СЂРёС‚РµР»С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЊРЅС‹Рј. Р? «бэ» — РЅРµ показалось ли вам что-то странным? Даже необязательно РЅР° концерте или именно вечером. Вообще РІ тот день. Кстати, «а» Рё РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница «бэ» РјРѕРіСѓС‚ РЅРµ быть связаны между СЃРѕР±РѕР№. Понимаете? Странное может РЅРµ показаться подозрительным…

Скрипач нахмурился:

— Была РѕРґРЅР° Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаґРµР№СЃС‚вительно странная штука. Но… РґР° нет, этого РЅРµ может быть!

Турецкий не сводил с него глаз.

— Р’С‹ что-то вспомнили, «поймали Р·Р° хвост» какое-то РЅРµРІРЅСЏС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‚РЅРѕРµ ощущение, РЅРѕ боитесь навести РЅР° РєРѕРіРѕ-то подозрение. РќРµ бойтесь! Р’С‹ РЅРµ представляете, как важны для расследования такие РІРѕС‚ «невнятныРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницൠощущения».

— РњРЅРµ показалось весьма странным, — медленно выговорил Райцер после некоторого раздумья, — та настойчивость Рё даже РіРѕСЂСЏС‡РЅРѕСЃС‚С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЊ, СЃ которой Юра Владимирский РїСЂРѕСЃРёР» меня сходить послушать РёР· зала, как оркестр РїРѕРґ его управлением играет «Леонору».

— Почему? Что было РІ этом С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‚акого особенного? Ваш старинный РґСЂСѓРі Рё коллега хотел узнать ваше мнение…

— Да-РґР°, конечно. РќРѕ просто дело РІ том, что РјС‹ уже перед этим сыграли РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница вместе концерт. Этого было достаточно — РїРѕ крайней мере РјРЅРµ, — чтоб понять, что коллектив это прекрасный, Р° Юрка научился очень хорошо РґРёСЂРёР¶РёС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂРѕРІР°С‚СЊ. Рђ «Леонору» СЏ РІ принципе Рё РґРѕ того слышал раз этак двести.

— Так это показалось вам… подозрительным?

— Подозрительным — нет. Рђ РІРѕС‚ СЃС‚С РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂР°РЅРЅС‹Рј — безусловно, ведь Юра понимает, что после РѕРґРЅРѕРіРѕ отыгранного концерта СЃ оркестром Рё РІ ожидании РґСЂСѓРіРѕРіРѕ лучше всего расслабиться Рё Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕС‚дохнуть. РћРЅ же сам скрипач, сам солист. Ему ли РЅРµ знать. Поэтому СЏ удивился. РќРѕ СЏ РЅРµ верю, что Владимирский может быть как-то… Да нет же, это абсурд!

в РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂ” РњС‹ РёРЅРѕРіРґР° РЅРµ знаем, что стоит Р·Р° теми или иными странными явлениями. РќРѕ очень хорошо, что РІС‹ РѕР± этом вспомнили.

— РЇ РЅРµ хочу, чтоб РІС‹ РїРѕРґРѕР·СЂР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµРІР°Р»Рё Юрку.

— РЇ Рё РЅРµ Р±СѓРґСѓ, — улыбнулся Турецкий. РћРЅ поднялся РёР· РјСЏРіРєРѕРіРѕ англетеровского кресла. — Думаю, СЏ достаточно злоупотребил вашим вниманием. РњС‹ СЃ ваРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницајРё остаемся РІ контакте, СЏ уверен, что это недоразумение СЃРєРѕСЂРѕ разрешится Рё что РІС‹ РЅРµ раз еще приедете РІ РРѕСЃСЃРёСЋ. Удачи вам РЅР° сегодняшнем РєРѕРЅС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница†РµСЂС‚Рµ.

— Спасибо. — Райцер пожал протянутую ему СЂСѓРєСѓ. «А рукопожатие крепкое, — подумал Турецкий. — Мужское. РќРµ сырой РјСЏСЃРЅРѕР№ фарш, как Сѓ иных бывает, Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницఠнормальная твердая лапа нормального мужика».

Александр Борисович вышел РЅР° Р?саакиевскую площадь. Было довольно холодно, РЅРѕ РѕРЅ РІСЃРµ же СЂРµС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница€РёР» прогуляться — РІРѕ-первых, лелея надежду встретить РїРѕ пути какую-РЅРёР±СѓРґСЊ уютную кафешку, которая, что называется, «западет ему РІ душу» Рё РіРґРµ РѕРЅ СЃР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницајРѕР¶РµС‚ РІ СЃРІРѕРµ удовольствие позавтракать. Р’Рѕ-вторых, чтоб проветрить РјРѕР·РіРё Рё проанализировать состоявшийся разговор СЃ Геральдом Райцером. Р’-С‚СЂРµС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‚СЊРёС…, РѕРЅ давно РЅРµ был РІ Питере, Р° РіРѕСЂРѕРґ этот, если откинуть некоторый присущий ему, как коренному москвичу, природный скептицизм РїРѕ РїРѕРІРѕРґСѓ северной столицы, еРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницајСѓ РІ целом нравился. Наконец, РІ-четвертых, РЅР° его часах было одиннадцать утра, Р° самолет РІ РњРѕСЃРєРІСѓ вылетал только РІ РґРІР° часа.

Уютную кафешку, РІ РєР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕС‚РѕСЂРѕР№ ему показалось приятным провести три четверти часа, РѕРЅ РІСЃРїРѕРјРЅРёР» аж РЅР° канале Грибоедова. Рљ этому моменту Р·РёРјРЅРёР№ Питер окончательно РїС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂРѕРІРµС‚СЂРёР» его РјРѕР·РіРё. Турецкий заказал блинчики СЃ РјСЏСЃРѕРј Рё РїРёРІРѕ («Пиво СЃ утра — какой это разврат! РќРѕ СЃ РґСЂСѓРіРѕР№ стороны, для чего же существует командирРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕРІРєР°, если РЅРµ для разврата?В»), закурил Рё погрузился РІ раздумья.

В«Р?так, что РјС‹ имеем, РґСЂСѓРі ты РјРѕР№ любезный Александр Борисыч? Рђ имеем РјС‹ РІРѕС‚ что: РїРµС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЂРµС‡РёСЃР»СЏСЋ РїРѕ буквам. „А“ — кто-то люто ненавидит Райцера Рё хочет ему напакостить. Реально? Да, вполне. РќРѕ возникает РІРѕРїСЂРѕСЃ: Р° почему именно СЃРєСЂРёРїРєР°? РќРµ проще ли Р РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµРіРѕ избить, убить? Если рассуждать, что СЃРєСЂРёРїРєР°, РјРѕР», для него — самое РґРѕСЂРѕРіРѕРµ, то расчет сорвался: РІРѕРЅ РѕРЅ Райцер, живехонький-здоровехонький, хотя Рё Р»РёС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница€РµРЅРЅС‹Р№ своего любимого инструмента. Подавлен, конечно, РґР°, РЅРѕ РЅРµ СѓР±РёС‚. Приехал играть второй концерт РІ Санкт-Петербург, РЅР° чужой СЃРєСЂРёРїРєРµ, кстати, тоРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница¶Рµ Страдивари. Так что если этот наш неведомый „кто-то“ хотел сорвать концерт РјРёСЂРѕРІРѕР№ знаменитости, то Сѓ него РЅРµ сработало».

Официантка, СЃРёР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницајРїР°С‚ичная блондиночка лет двадцати РґРІСѓС… СЃ миленькой СЂРѕРґРёРЅРєРѕР№ РЅР° щеке, принесла РїРёРІРѕ Рё блины.

«Эх, РіРґРµ РјРѕРё семнадцать лет? — РІР·РґРѕС…РЅСѓР» РїСЂРѕ себя РўСѓСЂР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµС†РєРёР№. — РќРѕ РЅРµ будем отвлекаться. Вариант „Бэ“. Кто-то хочет именно эту СЃРєСЂРёРїРєСѓ. РќРѕ кто? Наследники? РўРµ, РѕС‚ РєРѕРіРѕ РѕРЅР° попала Рє загадочному Грушину-ГрушРКРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµРІСЃРєРѕРјСѓ? Р?ли его собственные потомки? Непонятно. РќРѕ неплохо Р±С‹ выяснить, кто РѕРЅ такой, Рё раскопать его биографию. Кто, откуда, РєРѕРіРґР° эмигрировал, РІ каком РіРѕРґСѓ СѓРјР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаµСЂ? Да нет ли там чего интересненького. Такого-этакого, жареного-паленого. Р­С…, Александр Борисович, РІРѕС‚ помяните РјРѕРµ слово, РіРѕСЃРїРѕРґРёРЅ Грушницкий РёР· тех, что РїСЂРёР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаЅРѕСЃСЏС‚ СЃСЋСЂРїСЂРёР·С‹. Теперь вариант „Вэ“. Рђ что Сѓ нас вариант „Вэ“? Рђ РЅРµ подстроил ли РіРѕСЃРїРѕРґРёРЅ Райцер, то есть, простите, Гера, РІСЃРµ это сам? Такой вариант РЅРёРєР РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страницаѕРіРґР° нельзя окончательно скидывать СЃРѕ счетов, РєРѕРіРґР° речь идет Рѕ краже любого застрахованного имущества. РЎРѕ времен, описанных Р?льфом Рё РџРµС‚СЂРѕРІС РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница‹Рј, РІ сознании владельца страхового полиса ничего РЅРµ изменилось».


documentasueapt.html
documentasueiab.html
documentasuepkj.html
documentasuewur.html
documentasufeez.html
Документ РљРОВНЫЕ Р‘РРђРўРРЇ 3 страница