Третья часть — молитва.

Сексуальность движется вниз, любовь движется вверх, молитва же не движется никуда. Молитва — состояние души. Сексуальность и любовь подвижны — они движутся в проти­воположных направлениях. Молитва недвижима. В ней нет движения, нет путешествия, нет паломничества. Ты просто есть.

В полном безмолвии и неподвижности ты познаешь Бога. Все бытие внезапно исполняется Божественности. Ты пере­живаешь состояние Божественности. Близкие тебе люди, от­крытые для тебя люди тоже начинают испытывать какое-то странное, таинственное, волшебное чувство. Они ощущают дуновение неведомого. В какие-то моменты они могут ви­деть ауру, окружающую тебя. Эта аура — аромат молитвы.

. Месяц второй, день двадцать третий

Обычно человек пуст. В этом Третья часть — молитва. его несчастье. Человек хочет наполниться и потому наполняет себя едой, алкоголем, сек­сом, деньгами и прочим, чем может снабдить его современ­ная цивилизация. Но внутренняя пустота остается. Собст­венно говоря, когда ты окружен разнообразными вещами, пустота чувствуется еще острее. В контрасте с множеством вещей твое внутреннее содержание кажется таким убогим!

Охота за деньгами, властью и престижем возникает из же­лания прийти к полноценному существованию, но это лож­ный путь. Так себя не наполнишь. Наполнить себя можно лишь любовью, молитвой и милосердием. Есть лишь один путь наполнить себя — впустить в себя Бога, открыться Богу...

Полюби бытие, и ты наполнишься. Полюби бытие безо Третья часть — молитва.­глядно, и оно переполнит тебя. И в то мгновение, когда ты начнешь переполняться, ты возвратишься домой. Ты прибыл. Ты — удовлетворен.

Месяц второй, день двадцать четвертый

Мы обладаем достаточным потенциалом, чтобы пол­ностью пробудиться. Но мы не реализуем свой потенциал. И несем за это ответственность. У нас есть зерно, есть почва, есть климат — все, что требуется. И все же ты не бросаешь зерно в землю. У тебя есть зерно, но ты держишь его в желез­ном сейфе, за закрытой дверью. Пока твой потенциал — все­го лишь потенциал, твоя жизнь остается всего лишь возмож­ностью, которой ты не воспользовался Третья часть — молитва..

Вот почему миллионы людей страдают. В мире есть лишь одно известное мне страдание: быть не тем, кем ты можешь быть. Это единственное настоящее страдание, все остальное несущественно. Истинное страдание — все время упускать возможность воплотить свой потенциал в жизнь.

Немногим людям известно, что такое рай в этой жизни. Все остальные ничего не знают о богатстве, роскоши и благо­дати бытия.

Месяц второй, день двадцать пятый

В тот миг, когда ты познаешь себя, ты становишься импе­ратором. До этого момента ты — нищий. Самопознание по­зволяет тебе узнать о собственном царстве. Это царство не снаружи. Все царства, которые находятся снаружи, — ложь, они — замки на песке или Третья часть — молитва. карточные домики; в любой мо­мент они могут исчезнуть. Легкий ветерок может разру­шить их.

Но есть иное царство — царство внутри. И это — истин­ное царство, истинное сокровище. Знать о нем — значит вла­деть им. Само знание и есть владение. Это царство — наше, мы просто забыли о нем. Оно не утрачено — просто забыто. В тот миг, когда ты вспоминаешь, узнаешь собственную при­роду, в тебе не остается никаких желаний — ведь все они уже исполнились. Все, чего ты когда-либо хотел, — уже здесь. Бог дал тебе это в самом начале. Бог не создает нищих, Он создает императоров.



Месяц второй, день Третья часть — молитва. двадцать шестой

Нет ничего более ценного, чем медитация. Те, кто не зна­ют, что такое медитация, — самые бедные люди в мире. Они могут обладать деньгами, но все равно они нищие, потому что ничего не знают об истинном сокровище — сокровище, которое никто, даже смерть, не может у тебя отнять, — сокро­вище, которым являешься ты сам.

Мы несем в себе неистощимую сокровищницу драгоцен­ных камней, но мы не исследуем ее. Мы забыли, как иссле­довать свой собственный внутренний мир. Нас увлек внеш­ний мир. Мы стали поверхностными, мы стали экстраверта­ми и забыли о том, что нужно заглядывать внутрь Третья часть — молитва. себя. Мы не верим, что у нас внутри что-то есть. Вот почему люди говорят: «Нет Бога», «Нет души». Те, кто так говорят, счита­ют, что у человека ничего нет внутри. Они считают, что нет внутреннего измерения бытия. Но они говорят чепуху, ибо внешнее не может существовать без внутреннего, так же как и внутреннее не может существовать без внешнего.

Месяц второй, день двадцать седьмой

Прийти к миру можно двумя путями. Во-первых, мир можно культивировать снаружи. Но это фальшивый мир, он лишь маска: ты выглядишь разумным только снаружи, в глу­бине же у тебя — безумие. Не такому миру учу я вас Третья часть — молитва.. Такому миру вас учат так называемые «ортодоксальные религии».

Они учат подавлять себя, они учат культивировать себя, они учат создавать в себе определенные качества с помощью воли. Но все, что создается с помощью воли, создается эго и не проникает вглубь. Ведь эго — поверхностное явление. Создается красивый фасад — вот и все.

Второй путь лежит через медитацию. Это не культивиро­вание себя, а осознание своих мыслей, действий и чувств — трехмерное осознание. Первое измерение — действие; вто­рое измерение — мысль; третье измерение — чувство. За все­ми тремя измерениями следует наблюдать в безмолвии, без суждений. Постепенно произойдет чудо: чем больше ты на­блюдаешь, тем меньше Третья часть — молитва. остается того, за чем приходится на­блюдать. Когда твоя созерцательность станет совершенной, ум остановится полностью. Такая остановка ума и есть мир.

Мир — побочный продукт медитации; в этом истина. Это мост между тобой и бытием.

Месяц второй, день двадцать восьмой

Медитация есть состояние не-ума; она — ни в центре ума, ни на его периферии. Она просто вне ума — наблюдает за умом со стороны. Кстати, таково точное значение слова «эк­стаз» — находиться вне. Находиться вне ума — значит пребы­вать в экстазе.

Это и есть медитация: быть созерцателем ума; не быть участником ума, не отождествлять себя с ним. Как если бы ты наблюдал за Третья часть — молитва. дорогой, безмолвно сидя под деревом — кто бы ни прошел мимо, какая разница? Ты просто сидишь и спо­койно наблюдаешь за всем, что происходит, — без симпатии и антипатии, без предвзятости, без суждений. Как только ты научился созерцать свой ум, ничего не осуждая, ничего не оценивая, не говоря «это — хорошо» и «это — плохо», как только ты научился созерцать в глубоком безмолвии — ты в медитации.

Во время медитации происходит чудо. Постепенно внеш­ний мир уходит все дальше и дальше, постепенно ты переста­ешь слышать звуки, доносящиеся издалека. И вдруг это про­исходит: больше нет ума. Ум заглох, ум испарился. И Третья часть — молитва. когда ума уже нет, когда ты остаешься без ума, рождается аромат. Ты пришел домой. Ты осуществился. Тысячелепестковый ло­тос твоего существа раскрылся. Ты отдаешь свой аромат бы­тию. Это — молитва. Это — единственный дар, который мы можем предложить бытию, и это — единственный дар, кото­рый бытие может принять от нас.

Месяц второй, день двадцать девятый

Медитация может расцвести только при глубоком рас­слаблении. Расслабление — та почва, где возможна медита­ция. Медитация не есть концентрация. Запомни это. Кон­центрироваться — значит направить всю энергию своего ума в одну-единственную точку, исключив все остальное. Это большое усилие, это утомительно. Это полезно в научной работе. Наука Третья часть — молитва. требует концентрации, потому что она никогда не выходит за пределы ума. А ум при концентрации функци­онирует самым эффективным образом, ведь тогда вся его энергия устремлена в одну-единственную точку.

Религия — попытка выйти за пределы ума, и концентрация здесь ничем не поможет. Так что концентрация и медита­ция — отнюдь не синонимы. Они не только не синонимы — это два противоположных понятия. Медитация предполагает расслабленное состояние, настолько расслабленное, что ум в нем тает. При концентрации ум становится все более и более сильным — чем выше концентрация, тем больше сила ума.

При расслаблении ум слабеет — ничто не исключается из него, в нем присутствует все. И Третья часть — молитва. нет напряжения, нет потреб­ности. Потребности нет, потому что ты не пытаешься сфоку­сироваться. Ты просто всему доступен и для всего открыт. Такая доступность и открытость для бытия и есть медитация. Для медитации нужна полная расслабленность.

Итак, как только у тебя появляется свободное время, рас­слабляйся. И будь внимателен ко всему: лает собака, ругают­ся соседи, шумит транспорт... Ничто не отвлекает тебя. При медитации ничто не может быть отвлекающим фактором. От­влекающие факторы могут быть только при концентрации. Тебя ничто не может отвлечь, тебя ничто не может потрево­жить, потому что ты все впитываешь в себя Третья часть — молитва..

При такой открытости сознания ум начинает исчезать, испаряться. Ты то и дело видишь проблески не-ума. Это — великое переживание. И так день за днем... Все произойдет вдруг: однажды ты поймешь, что находишься вне ума — пол­ностью вне ума. Ты вышел за его пределы. Вот почему мис­тики иногда похожи на безумцев. Ведь они, как и безумцы, вне ума. Но безумцы выпали из ума, а мистики вышли за его пределы. И те и другие удалились из ума в разных направле­ниях, различными путями, но все же между безумцами и мистиками есть что-то общее. Поэтому мистик может выгля­деть как безумец и Третья часть — молитва., наоборот, в безумце может быть нечто мистическое.

Месяц второй, день тридцатый

Без медитации человек становится посредственностью. Его сознание ржавеет и покрывается пылью. Он теряет все свои способности, весь свой разум. Постепенно он забывает о том, кто он есть. Он становится тупым. Это такая тупость — забыть, кто ты! Но ведь это произошло со всем человечест­вом. Благодаря медитации сознание обостряется, пыль сме­тается, ржавчина исчезает. Твое зеркало вновь становится чистым. Когда твое сознание чисто, оно способно отражать действительность. Бог — еще одно имя действительности. Знать Бога — значит знать все. Не знать Бога — значит жить в невежестве, жить во мраке, не жить.

Месяц Третья часть — молитва. второй, день тридцать первый

Каждый человек, если он не полностью глухой, считает, что он способен слышать. Каждый человек, если он не пол­ностью слепой, считает, что способен видеть. Но это не сов­сем так. Чтобы слышать, надо слушать с большой любовью и сочувствием. Ты можешь слушать, будучи враждебно настро­енным, ты можешь слушать предвзято, ты можешь слушать, заранее зная то, что ты хочешь услышать, ты можешь слушать с обусловленным умом, — и все это будет неправильно.

И только любовь способна отбросить все это в сторону. Любовь способна слушать в безмолвии. Тогда процесс про­светления может быть «включен» чем угодно. Дождь Третья часть — молитва. падает на крышу... если услышать то, как идет дождь, услышать без мыслей, без желаний, без интерпретаций, без стремления по­нять — этого достаточно. Ты осознаешь: не дождь падает на крышу, а сам Бог. Ветер, шумящий в соснах, — не ветер, а Бог, шумящий соснами, вода бегущая... тогда все, что ты слы­шишь... Речь не о том, что ты слушаешь, речь о том, как ты слушаешь. Слушай с любовью, и истина окажется рядом.

Месяц третий


documentasugwov.html
documentasuhdzd.html
documentasuhljl.html
documentasuhstt.html
documentasuiaeb.html
Документ Третья часть — молитва.